Американский художник, скульптор и гравер, виднейший представитель поп-арта. В конце 1950-х годов, работы Джаспера Джонса произвели переворот в американском изобразительном искусстве. Наряду с Джексоном Поллоком, Виллемом де Кунингом, и Барнеттом Ньюманом, Джаспер Джонс является одним из наиболее значительных и влиятельных американских художников ХХ века. Сегодня, когда его гравюры и картины устанавливают рекорды цены на аукционах, смысл его картин, его образы и стилевые решения продолжают быть предметом ожесточенных споров.

Джаспер Джонс родился 15 мая 1930 года в городке Аллендэйл (штат Южная Каролина). Описывая этот период своей жизни, он сказал: «В месте, где я вырос, не было художников и искусства, я действительно не знал, что это такое». С 1947 по 1948 Джонс учился живописи в университете Южной Каролины, в общей сложности три семестра.

По совету своих преподавателей Джаспер Джонс в конце 1948 года переезжает в Нью-Йорк и поступает в школу дизайна. Отслужив два года в армии во время корейской войны, он возвращается в Нью-Йорк в 1953 году. Работает в качестве рекламного художника, оформляя витрины магазинов Нью-Йорка. Вскоре он подружился с художником Робертом Раушенбергом, и с композитором Джоном Кейджем. В 1955, в период расцвета абстрактного экспрессионизма, он пишет серию американских «флагов» и «гербов» («Флаг», 1954, собрание Ф. Джонсона; «Четырехсторонний герб», 1955, Нью-Йорк, Музей современного искусства). В 1958 году галерист Лео Кастелли, посещая студию Раушенберга, обнаружил там работы Джаспера.  Кастелли был настолько впечатлен, возможностями 28-летнего художника и его изобретательности, что организовал для Джаспера Джонса первую персональнальную выставку. «Флаги» и «гербы» вызвали у публики бурю негодования — они снова вводили в американское искусство принцип фигуративности и были расценены как неодадаистские. В тоже время именно здесь, Альфред Барр, основатель и директор Музея Современного искусства, приобрел четыре произведения Джаспера. Работы также были отмечены историком искусства Робертом Розенблюмом.

Работы Джонса стали серьезной проблемой для критиков живописи. Повседневные, почти до абсурдности предметы, и серьезная художественная проработка. Это был новый опыт для посетителей галерей, чтобы найти смысл картины, состоящей исключительно из таких вещей, как флаги и цифры. Простота и привычность предметов пробудили интерес зрителей к идеям Джонса и его творчеству. Джон объясняет: «В картине может быть или не быть идеи, и смысл может быть просто в том, что картина существует.» Одним из главных влияний на мировоззрение Джона была труды австрийского философа Людвига Витгенштейна. «Мир состоит из фактов, а не из объектов, как полагается в большинстве философских систем. Мир представляет весь набор существующих фактов.»- доказывает Витгенштейн в своем «Логико-философский трактате». Именно через живопись, Джаспер Джонс находит, свой собственный процесс осмысления логики происходящего. Смысл картины можно найти в самом факте существования картины.

Чтобы обновить поверхность полотна, Джонс использовал старинную технику энкаустики. Само изображение и фон или поле картины были для него равнозначны. Тем самым, в его произведениях стала господствовать гладкая поверхность, подчеркивающая значимость образа («Флаг на оранжевом поле», 1957, Кельн, музей Вальраф-Рихарц, собрание Людвига).

Он усвоил также многие идеи Марселя Дюшана, «Велосипедное колесо» и другие редимейды Дюшана стали источником вдохновения для серии предметов, отлитых в бронзе, которую Джонс создал в конце 1950 — х – начале 1960-х годов. В 1960 он создает серию «скульптур», воспроизводящих в крашенной бронзе некоторые предметы повседневного обихода (пивные банки, опущенные в банку с краской кисти художника). «Скульптуры» ставили ту же проблему буквальности изображения, что и «флаги» и «гербы», но только переносили ее в трехмерное пространство. После 1960 в творчестве художника произошло важное изменение. В этот период Джаспер Джонс резко обновляет иконографию и, одновременно, технику живописи; он использует более дробный мазок, который разрушает цельность изобразительного поля и определяет собой разрыв между воспроизводимыми предметами или их номинацией (а именно, названиями цветов красный, желтый, синий) и живописной реальностью картины.

Позже, продолжая свою работу с флагами, цифрами, и картами, Джонс начал вводить некоторые из его ранних скульптурных идей в свои картины. В это время в коллажах появляются предметы из его ранних скульптур,как правило это обычные предметы быта, такие как кисти, банки из-под пива, лампочки. Сотрудничество было важной частью в продвижении собственного творчества Джонса, и он регулярно работал с целым рядом художников, среди которых Роберт Моррис, Энди Уорхол, и Брюс Наумана. В 1967 году он познакомился с поэтом Фрэнком О’Хара и проиллюстрировал его книгу.

[flagallery gid=2 name=Gallery]

Джаспер Джонс часто рассматривается в качестве посредника между двумя движениями в искусстве: абстрактный импрессионизм и поп арт. Джон сформировал новый путь абстракции. Он легко читал объекты. Возможно, самое главное, Джаспер Джонс изменил то, как мы воспринимаем эти символы и вскрыл основные сложности в повседневной иконографии.

При ограниченном репертуаре объектов и банальности образов, средством художественной выразительности становятся виртуозные живописные приемы («Цветные числа», 1958-1959, Буффало, гал. Олбрайт-Нокс; «Большая пятерка», 1960, Париж, Нац. музей современного искусства, Центр Помпиду; «Серые алфавиты», 1956, Хьюстон, собрание Менил; «Карта», 1961, Нью-Йорк, Музей современного искусства).

В 1976 он отказывается от всякой фигуративности и пишет большие «абстрактные» картины, выдержанные, как правило, в трехцветной гамме и заполненные косой штриховкой. В последних работах Джаспера Джонса его разнообразные темы («флаги», «слова», «штрихи», «предметы» и т.д.) начинают пересекаться; наконец, в 1985 он впервые в своем творчестве вводит изображение человеческой фигуры («Времена года», 1985-1986).

Джонс известен и как замечательный рисовальщик и гравер. В его графике тот же ограниченный набор предметов, изображенных в другой технике, принимает совершенно иное значение («Три флага», б., кар., 1959, Лондон, музей Виктории и Альберта). Он объясняет: «Мой опыт жизни в том, что этот мир очень фрагментирован, и в разных местах происходят отдельные похожие случаи,но часто противоположные друг другу. Я хочу, чтобы моя работы были ярким свидетельством этих разногласий «. Для Джонса, гравюры были средой, которая предлагает проведение экспериментов с легкостью не требующей повторных начальных усилий. Его нововведения в трафаретную печать, литографию, офорт произвели революцию и в этой области.

За последние пятьдесят лет Джонс создал массу важных и сложных работ. Его строгое внимание к темам популярных образов и абстракций, установили стандарты для американского искусства. Постоянно сложные технические возможности гравюры, живопись и скульптуры, Джаспера Джонса являются основой для широкого спектра экспериментов современных художников. Сегодня он по-прежнему в авангарде американского искусства, и работы Джаспера Джонса представлены почти во всех коллекциях крупных музеев мира.